576e428d

Зейн Кэролин - Успех Или Счастье



КЭРОЛИН ЗЕЙН
УСПЕХ ИЛИ СЧАСТЬЕ?
Первая глава
– Пэтси, дорогая… – Папочка Брубейкер, маленький патриарх огромного клана Брубейкеров, засунул в рот дорогую сигару. Затем, откинувшись на спинку кресла и сложив на животе короткие и толстые ручки, он окинул Пэтси внимательным взглядом карих глаз. – У тебя ведь день рождения сегодня, правда, лапочка?
Пэтси поморщилась и кивнула.
– Так сколько тебе стукнуло, деточка? Двадцать два? Двадцать три?
– Двадцать восемь.
– Двадцать восемь! – изумленно воскликнул он. – И когда только успела? – В голосе Папочки появилось явное раздражение. – Я должен был сообразить своей старой башкой, что ты подросла, пока училась за границей своим танцам. – Он призадумался на секунду, словно размышляя над сделанным открытием. – Двадцать восемь? Двадцать воооо… – он тяжело вздохнул, – …оооосемь. И ты все еще живешь дома? – Он взглянул на свою жену Клэрис и нахмурился.
– Да, Папочка. – Пэтси пожала плечами и огорченно сдвинула брови. Ей такое положение вещей тоже не нравилось.
Стараясь избежать пристального отцовского взгляда, она отвела глаза и принялась рассматривать дом, в котором провела всю свою жизнь, за исключением пяти лет учебы в Европе.
Дом был прекрасен. Огромный, построенный еще до гражданской войны, особняк Брубейкеров поражал как своим стилем, так и размерами. Колонны, словно отважные часовые, поддерживали тянущуюся на десятки метров веранду на первом и втором этажах.

Длинная подъездная дорожка обрамлялась раскидистыми деревьями, а территория вокруг дома была усыпана полудюжиной вспомогательных зданий. Со своего места Пэтси могла видеть домики слуг, просторный гараж, бассейн, оранжерею, ухоженный розовый сад и конюшни.
Все было замечательно, если не считать одного.
Мне следовало бы сидеть в собственной гостиной в окружении своих собственных друзей, – подумала Пэтси, кусая нижнюю губу. К сожалению, друзей у нее не было. За исключением родителей и братьев она в последнее время почти ни с кем не общалась.
Она устала. Жутко. До чертиков. Стоило ли пять лет учиться танцам в Европе, если теперь даже негде проявить свой талант? Пэтси подумывала о том, чтобы уехать снова и попытаться начать с нуля свою увядающую танцевальную карьеру, но чего она сможет добиться?

Тем более что за пять лет ей надоело жить вдали от родителей. Она и так пропустила свадьбы трех своих старших братьев и рождение их детей.
Долгий, утомленный вздох сорвался с ее губ. Где была моя голова, когда я выбирала профессию? – размышляла Пэтси, корчась под обжигающим взглядом отца. – Почему я не задумалась о том, что, посвятив себя танцам, не смогу жить рядом с семьей?

А что уж говорить о начале карьеры в двадцать восемь лет? Ха! Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Ее страсть к танцам развеялась где-то на полпути к Европе, но у нее хватило ума не сознаваться в этом.
Она поморщилась. В очередной раз.
Последний год, посвященный купанию в папином бассейне и бесконечному отдыху, ничего не изменил. Пэтси нервничала, понимая, что должна наконец стать самостоятельной. Сжав ручки кресла, она собралась с духом, ожидая выволочки от отца.
Папочка прочистил горло.
– Дорогая, – начал он и, вынув изо рта сигару, принялся размахивать ею в воздухе, как указкой. – Когда из всех этих уроков танцев, которые я оплачивал, выходило хоть что-нибудь путное?
– Что ты имеешь в виду? – Пэтси изобразила непонимание, поскольку ответить ей было нечего.
– Ну, я так долго платил за твою учебу, и теперь хочу знать, что ты намерена с этим делать. Пок