576e428d Металлические конструкции - строительство металлоконструкций в Томске и пригороде на заказ.

Зегерс Анна - Сказания О Неземном



АННА ЗЕГЕРС
СКАЗАНИЯ О НЕЗЕМНОМ
Пер. с немецкого Е. Факторовича
Самое тяжелое осталось позади. По крайней мере он думал,
что преодолел уже главные тяготы. Так всегда кажется понача-
лу. В действительности ты перенес лишь первые испытания -
бледную тень того, что непременно ждет тебя впереди.
Он перевел дух. Приземлился он точно в запланированном
месте, внутри городских стен. Приборами, которыми его оснас-
тили, он владел, как своими пальцами: достаточно одного дви-
жения, и он свяжется с друзьями; они ответят ему, а если
потребуется, помогут.
Ни малейшего беспокойства - таков уж он был по природе -
он не ощущал, убежденный, что ему повезет. Перед отлетом
друзья сказали ему: "Если тебе повезет, ты будешь первым. А
если нет, мы будем знать, что не удалось, и завершим начатое
тобой. Это мы тебе обещаем".
Друзья считали, что слова эти подстегнут его. И они его
подстегнули. Хотя он сам, конечно, не стал бы свидетелем
следующего, удачного полета... Но мысль о том, что он может
погибнуть и ничего больше не увидеть, он, в предчувствии бу-
дущего триумфа, отметал.
Он шел вперед без страха, раскрепощенно, как будто меры
предосторожности и необходимость связи с друзьями были им
забыты. Сначала он шел вдоль берега реки. потом поднялся в
горы. Перед ним, окруженная холмами, лежала долина, посреди
которой возвышался довольно крутой холм. А вокруг него вырос
небольшой город. Речушка-змейка проникала в город под го-
родской стеной и, вынырнув под противоположной, исчезала
где-то на равнине.
Стоящий в сторожевой башне наблюдатель мог охватить
взглядом значительную часть равнины. Он следил как за глав-
ным торным путем, так и за ответвлявшейся от него дорогой
через подъемный мост, ведущей прямо в город. Наблюдатель мог
поднимать и опускать мост по собственному усмотрению, на то
имелись полномочия от самого бургграфа: времена были неспо-
койные.
Наблюдатель не заметил, что кто-то приземлился. Зачем ему
следить за голым откосом внутри городских стен? На прошлой
неделе овечьи отары сожрали там последнюю траву. После неод-
нократных прошений и солидного откупного бургграфу горожане
получили разрешение пасти своих овец на лугах за городскими
стенами.
Пришелец поднялся на откос. До него донесся едва слышный
шелест. Остановился, прислушался. Почувствовал какой-то нез-
накомый, острый запах. Какая зелень вокруг! Как накатываются
ее волны!
Он слегка отпрянул - светло-зеленые волны уже обнимали
его колени. А другие - средней величины, темно-зеленые, с
пенистыми гребешками скоро достигнут его плеч. Нагибаться
смысла нет. Первая же большая зеленая волна поглотит его с
головой. Он был так поражен, что не чувствовал даже страха.
Волны колыхались над его головой, но не обрушивались на не-
го, и самого течения их не чувствовалось. Они как будто
вросли корнями в землю. Этот лес не похож на те, которые он
знал. Но это был лес. На егородине стволы у деревьев высо-
кие, без сучьев, а в кронах - грозди сочных плодов. Он не
знал ни здешних кустов, ни молодой поросли, ни этой тонкой,
все время подрагивающей травы, ни этих белых, желтых и голу-
бых цветов, внимательные глаза которых выглядывали из мягких
волн травы, не знал он и белопенных цветов в кронах деревь-
ев. Когда он углубился в лес, такой пахучий и шумный, он
увидел в листве светлый блеск и, откинув голову, - небесную
голубизну; тут он понял, что все это сияние происходит от
единственного солнца, которое у них здесь имеется. Выйдя из
леса, он увидел это