576e428d

Зайдель Януш - Игра В Зеленое



Януш А. Зайдель
ИГРА В ЗЕЛЕНОЕ
На Келории я оказался впервые, по чистой случайности. Просто
кончилось топливо. Не сверни я с выбранной трассы, висеть мне в пустоте,
где-нибудь за темной туманностью, которую космонавты зовут Малым Адом.
В порту меня приняли неприветливо, комендант и слышать не хотел про
несколько тонн топлива. Оставаться мне на планете еще черт знает сколько,
если бы не один из местных пилотов, шатавшийся по космодрому. Этот
абориген, личность с несимпатичным бледным лицом, вошел в мое положение. Он
украдкой отвел меня в сторону и без обиняков спросил: "сколько?", а после
ответа потрепал меня по плечу одной из своих длинных конечностей и сообщил:
"приходи через три дня, может, что и получится". Я догадался, что он просто
стащит эту пару тон ракетного топлива, но в моем положении было без
разницы, откуда возьмется горючее, лишь бы быстрее отправиться дальше.
Имея в запасе три дня (а надо сказать, на этой планете день покороче,
чем на Земле), я решил посетить близлежащий город - столицу страны.
Планета была членом XXI Галактической Конвенции по межзвездным
отношениям, поэтому, как у пришельца, у меня не было проблем ни с
паспортом, ни с визой, ни с языком. Почти каждый взрослый абориген владел
универсальным языком, которому, согласно Конвенции, его обучали в школе
вместе с родным.
Я привык видеть разные, иногда довольно странные биологические формы.
Вид Келориан не слишком отличался от того, что способен воспринять
человеческий глаз. В их фигурах, мимике, лицах, при некотором усилии можно
было найти некоторое подобие людским чертам. Одно, правда, заинтриговало
меня в их облике с первой минуты пребывания на планете: с точки зрения
строения тел аборигены были более менее одинаковы, но очень отличались по
цвету. У большинства была бледная кожа, почти белая, но время от времени
попадались зеленые особи. Это выглядело достаточно гротескно, особенно в
уличной толпе. Белые носили светлую одежду, климат здесь был довольно
теплым. А среди них вышагивали почти голые зеленые, выделяющиеся из толпы
разными оттенками зелени, от светлой лазури, до глубокого матового цвета,
вызывающего ассоциации с экзотическими земными растениями. Зелень их
вносила веселое разнообразие в серость города, где произрастали только
тощие чахлые кустики.
Прохаживаясь по главной улице, я пытался догадаться, кто эти
зеленокожие. Другая расса? А может, по одному из местных обычаев, их просто
накрасили за какую-то провинность, чтобы они выделялись среди нормальных
обывателей? Однако, я не заметил, чтобы они отличались от остальных чем
либо кроме цвета. Ничто не говорило, что они чем-то хуже. Я видел зеленых
кассиров в магазинах, и других - полицейских регулирующих движение на
перекрестках...
Наблюдая за жизнью города, я добрел до небольшого скверика с
несколькими скамейками и уселся рядом с белым аборигеном, похожим на
праздно шатающегося пенсионера млеющего на солнце. Некоторое время я
восхищался архитектурой солидного здания напротив, на его фронтоне
развевались белые флаги с круглым темнозеленым пятном посередине. Потом,
заметив, что старичок украдкой поглядывает на меня, я повернулся к нему и
поприветствовал по местному обычаю, нарисовав на лбу круг большим пальцем
правой руки. Я должен был сделать это специальным отростком, которые растут
у келориан с двух сторон головы, ничего подобного у меня естественно не
было. Но старичок правильно понял мой жест и ответил на приветствие.
- Извините, что мешаю вашему о